Навигация+

Миллион Лет до Нашей Эры

Опубликовано Октябрь 29, 2015 – 10:21

Миллион лет до нашей эры

Изгнанный из своего лагеря охотник Тумак находит себе пристанище в более цивилизованном племени, где встречает красотку Лоану, которая начинает учить его хорошим манерам. Однако за учинённую драку Тумака снова прогоняют, и он вместе с Лоаной решает вернуться в родные места.

поделитесь с друзьями ссылкой на фильм

Если вам понравился этот, не пропустите Знаете похожие фильмы? все рекомендации к фильму (20)

Ни для кого не секрет, что кинематограф создавался, чтобы развлекать зрителя. Следовательно, возникла необходимость не просто создавать «ожившие фотографии», а при этом использовать спецэффекты и комбинированные съемки. В принципе, ничего с тех пор не изменилось. Изменился только зритель и спецэффекты. К сожалению, некоторые фильмы уже не вызывают такие же эмоции, как 50-80 лет назад. Однако для людей тех лет картины с кукольными доисторическими чудовищами были чем-то на грани фантастики.

К числу таких «устаревших» картин следует отнести ленту, снятую в далеком 1940 году. Основной идеей этого фантастического (ни в коей мере нельзя назвать его историческим) фильма является показать первобытных людей, не сильно отличающихся от современного общества. Пусть даже их речь и не была членораздельной, племенные обычаи, а так же индивидуальные особенности характера делали этих дикарей похожими на нас. Поэтому история человека, который пытается найти себе пристанище, а находит любовь, вполне актуальна на сегодняшний день.

«Миллион лет до нашей эры» примечателен тем, что в нем впервые снялся Виктор Мэтьюр. Должен сказать, что, несмотря на специфику роли (полное отсутствии текста), как дебютант Мэтьюр сыграл очень хорошо. Тоже самое можно сказать и о Кэролл Лэндис — исполнительнице роли Лоаны.

И пусть даже в игре актеров присутствовала некоторая театрализованность, главным достоинством картины были комбинированные съемки. Тут нашлось место и для гигантских рептилий и для других доисторических существ, попадавших в кадр с актерами. Но апогеем спецэффектов стало извержение вулкана — технически сложный для фильмов 1930-х элемент комбинированной съемки. Поэтому номинация Оскар за лучшие спецэффекты была вполне оправданной.

Очень жаль, что в Советском Союзе про этот...

Истинное достоинство этой картины осознаешь, когда невольно сравниваешь ее с более известным нашему зрителю цветным ремейком 1966 года, где, при полном сходстве сценариев, британским режиссером Доном Чэффи акцент делался в основном на зрелищность — цвет, новые анимационные приемы в изображении доисторических чудовищ и, несомненно, внешние данные главных героев: потрясающая сексапильность Рэкел Уэлч (Лоана) и упрямый бойцовский характер альфа-самца Джона Ричардсона (Тумак).

В фильме же 1940 года зрелищность заменена идеей, что делает фильм глубже, умнее и, если угодно, даже более внятным. А идея — в сопоставлении двух племен: отсталого, жестокого, тираничного, с культом индивидуализма и грубой силы, и другого — с зачатками законов цивилизации, «демократически продвинутого», если можно так сказать, живущего скорее коммуной, чем племенем, в полном взаимопонимании и взаимопомощи.

Понятное дело, в итоге продвинутое сообщество ставит отсталых индивидуалистов на путь новой человеческой морали. И все выжившие после землетрясения объединяются в единую коммуну и весело поют, усевшись вокруг костра.

Удивительно, почему этот фильм не был взят на вооружение в СССР? Неплохая, на мой взгляд, пропаганда коммунистического строя.

Даже характеры главных героев здесь другие. Мягкая, нежная и добрая Лоана (обворожительная Кэрол Лэндис) и вдумчивый, храбрый, а главное — рассудительный и справедливый Тумак (Виктор Мэтьюр).

Кстати, эта пара через год снялась опять же в заглавных ролях у Хамберстоуна в блистательном криминальном нуаре «Ночной кошмар».

У двух одноименных картин даже жанры получились разными. Светлая историческая мелодрама-фэнтези через четверть века превратилась в ужастик для подростков, где главная мотивирующая линия — тупая борьба за выживание. Тогда как основа первой картины — рождение в доисторическом невеже любви и доброты.

Хочу еще обратить внимание на удивительно органичную музыку в этом фильме. На фоне почти бессловесного действия пещерных людей и проползающих мимо увеличенных в размерах нестрашных рептилий музыка наполняет смыслом каждый кадр, создает необычайную выразительность, удачно заменяя отсутствие диалогов. Более того, полностью вытесняет необходимость речи. Выключите звук — и фильм поблекнет и почти всё утратит. Даже очень трогательным и уместным выглядит в одном эпизоде неожиданный вокализ Кэрол Лэндис. Да и весь фильм — вы убедитесь в этом — трогательный, нежный, добрый и порой даже веселый.

7 из 10






Похожие публикации